Проза

Короткие рассказы...

  • покой
    Исповедь души,  Проза

    Покой. (отрывок «Исповедь души. Возвращение домой…»)

    Я просто сидел на берегу. Я не был камнем, или растением, но я просто сидел на берегу. Солнце вставало у меня за спиной, проходило по небу и садилось в море. Передо мной простирался океан. Волны шуршали прибрежным песком, периодически задевая мои колени тёплыми касаниями. Здесь не было времени. Точнее оно было, но оно совершенно не имело никакого значения. За тысячи лет в этом мире не изменилось ничего. Солнце всё так же пробегало по небу, волны всё так же накатывались на берег, ветер всё так же холодил кожу. Я мог бы в любой момент подняться и перейти в другое место, но в этом не было абсолютно никакого смысла. Мир находился в состоянии абсолютной гармонии, когда движения было ровно столько — сколько необходимо. Я дышал — моя грудь вздымалась и опускалась, мои глаза периодически моргали, сердце стучало, гоняя кровь по венам. Большего было не надо. Абсолютная гармония. Абсолютный покой. Как раз то, что мне было сейчас нужно. Казалось бы — ничего не мешало мне, сидя здесь, успокоится и найти ответы на все мучавшие меня вопросы… Но проблема в том, что насколько бы идеальные условия не были вокруг — внутри тебя сидит всё тот же человек. А я был очень далёк от покоя — я метался, переживал, нервничал. Я хотел вернуться обратно, но не знал, как это сделать. Состояние покоя – это всегда внутреннее состояние. Даже самая умиротворяющая обстановка не принесёт душевного равновесия тому, кто сам не хочет его достичь. Мысли медленно приходили в движение, дыхание участилось, сердце застучало чаще, плеск волн уже не успокаивал, а раздражал. Гармония рушилась, как здание из-под которого выдернули фундамент. Я был здесь инородным телом, и мир, почувствовав это – напрягся, как натянутый лук. На этот раз я не стал ждать, когда он выбросит меня и ушёл сам.

  • весеннее солнце
    Проза

    Когда не хватает слов….

    Иногда бывает долгая-долгая зима. Холодная, снежная, промозглая… Это именно то самое время, когда ты сидишь и ждёшь, чтобы оно поскорее закончилось. А потом наступает весна и выходит весеннее солнце… тёплое, ласковое… Такое солнце согревает не только сердце, но и душу, а согретая душа, просыпаясь от зимней спячки — расцветает… У каждого по-своему: у кого-то поёт, у кого-то танцует, но всегда это очень ярко и очень чувственно. И поделать с этим ничего нельзя – весна… солнце… по другому и быть не могло…

  • камень
    Проза

    Камень.

    Камень ждал. Чего он ждёт, ему и самому было неизвестно, но ждал он всегда. Даже на заре времён, когда он и его братья ещё только рождались в огненном горниле новорождённой планеты — он ждал. И потом, когда ветры и дожди меняли его облик и придавали новую форму — он снова ждал. Первые растения прилепились к нему — он был не против, какие — то организмы ползали по нему – он был только рад… Он был рад всем, кто мог жить на его поверхности — они помогали скрасить его ожидание.

  • взрослые
    Проза

    Взрослые дети…

    Некоторые дети слишком рано взрослеют. И дело тут совсем не в возрасте. Просто иногда наступает такой момент, когда люди отказываются от своего детства и становятся взрослыми… Как правило, слишком взрослыми, и как правило, не всегда по своей воле. Просто у них не остаётся выбора. Просто иногда их детство на деле оказывается не совсем детством… А иногда они теряют его, разочаровавшись в своих мечтах, людях, мире вокруг. У всех по-разному…

  • сёстры
    Проза

    Сёстры.

    Шаг, ещё шаг… Пот заливает глаза… И дыхание… самое главное — катастрофически не хватает воздуха. Каждый вдох делается максимум наполовину от того, что нужно, и из-за этого приходится останавливаться через каждые три шага, чтобы отдышаться. Шаг… ещё один… Подъём заканчивается, и взору открывается небольшая долина, окружённая полукольцом гор. Идти становится легче, но на то чтобы любоваться красотами, сил уже не хватает.
    — Ха-ха-ха…
    Порыв ветра в лицо приносит женский смех. Из-за усталости не сразу понимаешь, что слышишь его не ушами… а следом за ним уже несётся ещё один порыв «непростого» ветра.
    — Здравствуй, гость дорогой! Ты к нам надолго? Или так… мимо проходишь?
    В воздухе частички пыли и солнечные лучи на мгновение складываются в красивое женское лицо, но видение исчезает ещё до того, как ты осознаёшь, что ты его видел. Как, впрочем, и всегда, когда пытаешься смотреть глазами.
    — Здравствуй, красавица. Извини, но я сейчас не в том состоянии, чтобы общаться… давай чуть позже…
    — Ух, ты! Ещё и ответил! Нечасто к нам такие гости заходят. Добро пожаловать…
    Очередной порыв воздуха, смешанного со смехом, прибавил сил. Идти сразу стало легче.
    — Спасибо, красавица!
    — Не ту благодаришь…
    Чуть другой голос — почти неотличимый, но в то же время ощутимо другой.
    — И тебе спасибо. Сколько же вас тут?
    — Трое нас…
    — Сёстры?
    — Это у вас у людей братья-сёстры… Мы то не люди…
    — Хотя нам нравится… Пусть будет…
    — Сёстры…
    И ветер пропал. Присутствие сестёр ощущалось где-то поблизости, но общаться они видимо были не в настроении. Потом был ужин, ночёвка, а на рассвете я сидел на камне и снова чувствовал на себе пристальное внимание хозяек этой долины. Их слова напоминали порывы ветра, который был основой их беспокойной сути: мимолётные, торопливые и быстро меняющие направление.
    — Поговори с нами…
    — С нами никто никогда не разговаривает…
    — Почти… А ведь нам скучно…
    Я сидел и смотрел на отблески поднимающегося за горами солнца.
    — Что вам рассказать?
    — Что хочешь…
    — Лишь бы это было интересно…
    — Ну, я даже не знаю. А что вам интересно?
    — Не знаем… Расскажи про себя…
    — Чем живёшь?..
    — Зачем к нам пришёл?..
    Я задумался.
    — Чем живу? Хм… Жизнью живу.
    — Это понятно… Все ею живут…
    — Ой не все, сестрёнка… Ты вспомни…
    В голове промелькнула череда каких-то образов наполненных глубокой тоской и безысходностью…
    — Ну да… не все… Но он — то не такой… Сразу же понятно…
    — А к нам зачем пришёл?
    — Девушку одну увидеть хочу.
    — Девушку? — В голосе появились нотки удивления.
    — У нас тут девушек нет…
    — Если ты только не про тех, что с тобой пришли…
    — Ну, или чуть раньше тебя…
    — Но ты же не к ним идёшь…
    Я рассмеялся.
    — И ничего то от вас не утаишь… Всё то вы знаете…
    — Мы не знаем…
    — Мы чувствуем…
    — Так какую же девушку тебе надо?..
    — Любимую конечно… Какую же ещё… Она сейчас не здесь. Мы в лагере должны встретиться. А сюда я поднялся, дабы время скоротать, пока её жду. По горам походить.
    — Любимую…
    — Это как?
    — А она красивая?
    — Самая красивая на свете.
    — Даже лучше нас? — в одном из голосов появились нотки ревности.
    — Ну что вы… как же вас можно сравнивать… Вы ветер, она сердце…
    — Сердце…
    — Красиво говоришь…
    — А расскажи нам, какая она?
    — Прекрасная… Прекрасная как… Вон видите, солнце за горами поднимается? Облака в розовый цвет окрашивает, и вокруг тихо — ни звука нет, а облака с каждой секундой всё ярче и ярче, но так плавно, что этого даже не замечаешь. Смотришь на это и внутри от такого зрелища всё сжимается — сердце бьётся часто-часто.
    — Да… Мы такое знаем…
    — Мы тоже такую красоту любим…
    — Тоже чувствуем…
    — Вот так и она для меня: так же прекрасна, как этот рассвет, а может и лучше даже. Сколько ни смотрю на неё, а всё никак насмотреться не могу, сколько ни прикасаюсь, а всё как в первый раз. А как она улыбается… м-м-м… Одной её улыбки для счастья достаточно. А сама такая маленькая, хрупкая — так и хочется взять её на руки, упрятать от всех бед и проблем, и не отпускать никогда…
    — Ну, так и взял бы…
    — Чего ждать?
    — Чего думать?
    — Нельзя… Живая она слишком. Это как птицу в клетку посадить — красиво, да только птице не радостно. Ей свобода нужна.
    — Какая она у тебя…
    — Прям, как мы?..
    Сёстры за время рассказа перестали метаться и превратились в одно сплошное восприятие. Точь-в-точь как дети, которым что-то интересное рассказывают. Я улыбнулся.
    — Ну не прям как вы… Но, наверное, что-то есть…
    — А вот когда ты о ней говоришь… Что это?
    — Красиво так…
    — Приятно… Тепло…
    — Как это назвать?
    — Нууу… Люди это называют «любить». Хотя все, конечно, это слово по-разному
    используют, но у меня так.
    — Любить…
    — Нам такого не рассказывали…
    — А нас кто-нибудь любит?
    — Наверняка любит — вон вы, какие славные. А если не любит, то полюбит когда-нибудь обязательно. Вы же этого хотите?
    — Теперь хотим…
    — Очень хотим…
    — Спасибо за рассказ…
    — Нам очень понравилось…
    — Не за что… Нам тут ещё два дня быть, так что, я думаю, это не последний наш разговор…
    В лагере начиналось шевеление, и надо было идти готовить завтрак. Сёстры опять улетели и теперь кружились по долине, обмениваясь впечатлениями. Я встал с камня, оглянулся в последний раз на поднимающееся солнце, и пошёл к палаткам. Мне было хорошо. Солнце поднималось всё выше, а это означало, что время шло вперёд, и каждая секунда приближала меня к ней — к той, которую я люблю.

  • река Узункол
    Проза

    Река Узункол…

    Кареглазая красавица хитро прищурила глаза. О!.. Она знала себе цену … Она знала её даже, будучи совсем малышкой. Она была рождена самим небом (по крайней мере, она сама была в этом абсолютно уверена), и никто был не вправе чинить ей препятствия. Некоторые пытались усмирить её пыл: свернуть, поставить в рамки; но стоило ей только захотеть, как она сметала все барьеры, будто их не было вовсе. А если у неё самой не получалось – она жаловалась родителям, и само небо наполняло её силой, достаточной для того, чтобы никто не смог встать у неё на пути. Шло время. Она становилась старше, сильней, опытней, но вместе с тем терпимее и добрее. Ей уже скучно было быть одной, и она стала интересоваться теми, кто был рядом. Временами она придерживала свой норов, дабы рассмотреть их поближе. Не всегда её хватало надолго. Природа опять брала своё, и она вновь неслась к своей, никому не ведомой цели, сметая всё на своём пути.

  • кусочек счастья
    Проза

    Кусочек счастья…

    Я сидел на парапете, а рядом со мной танцевали… Танцевали чудесно, незабвенно… Так, как могут танцевать только дети. Маленькая девочка кружилась в центре беседки, а я смотрел на неё и думал: «И почему я так не могу?». И ведь правда, почему? Ведь сколько-то лет назад я тоже умел так танцевать! И я совершенно не думал о том, кто и как на меня посмотрит, кто что подумает. Нет… Я просто танцевал, потому что мне это нравилось.

  • И я улыбнулся
    Проза

    И я улыбнулся…

    Я шёл по улице и улыбался… Вставать с утра пришлось по будильнику. Кое-как продрав глаза, я добрёл до раковины, открыл воду и умыл лицо. Из зеркала на меня смотрела бородатая, заспанная и крайне недовольная физиономия. Я смотрел на эту физиономию, и единственная мысль которая крутилась в моём заспанном мозгу была:
    — Да ну… Это не могу быть я… Вот эта хмурая, волосатая амёба – кто угодно, но только не я!
    Эта мысль меня очень развеселила — и я улыбнулся…

  • мысль о тебе
    Проза

    Мысль о тебе

    Это, как утром — когда просыпаешься и солнечный лучик щекочет тебе ресницы… И не надо никуда идти, и день прекрасен и удивителен… Это, как звездное небо — когда поднимаешь голову, и кажется, что сейчас рухнешь в эту бездну звезд… И смотришь на них, ищешь созвездия и никак не можешь насмотреться…

  • вдохновение
    Проза

    Вдохновение. (Отрывок)

    Расскажи мне сказку… Про прогулки под зимним дождем, про свет фонарей в тумане темных улиц ночного города, про ночи… бессонные ночи, когда ворочаешься с боку на бок, а мысли в голове крутятся, бегают, сменяют одна другую и никак не дают уснуть… Расскажи мне сказку про то, как теплеет на душе от одного только слова, написанного где-то далеко от меня…